Побеждает слабейший

18.10.10⁄14:38

Весь мир вдруг заговорил о валютных войнах. Но почему? В самом деле ведь ничего выдающегося, что заставило бы всерьез беспокоиться о валютных войнах, не произошло

Побеждает слабейший
Весь мир вдруг заговорил о валютных войнах. Но почему? В самом деле ведь ничего выдающегося, что заставило бы всерьез беспокоиться о валютных войнах, не произошло.

Главное событие - это американско-китайский валютный конфликт. Последние 10-15 лет США пытаются добиться от Китая ревальвации юаня. Он слишком низок, это стимулирует сверхэкспорт из Китая в США и дефицит американского торгового баланса. США обычно выказывали недовольство, но никогда тут не перегибали палку - по 2 причинам:

- дешевый китайский импорт выгоден потребителям - избирателям - простым американцам;
- китайцы возвращают полученные от США доллары обратно в США в виде покупки американских государственных ценных бумаг.

Но в последнее время доллар колеблется в достаточно больших пределах, и Китай стал высказывать недовольство этим - ведь тем самым колеблется стоимость его невероятных, колоссальных валютных резервов в $2,5 трлн.

Китай стал диверсифицировать свои резервы, покупая евро и японские иены. И США это категорически не понравилось - что-то типа нарушения конвенции, как у детей лейтенанта Шмидта из «Золотого теленка».

А тут еще выборы в конгресс/сенат, и Барак Обама очень не хочет их проиграть. Ведь в случае проигрыша республиканцы зажмут дефицит бюджета, что вызовет приостановку роста или вообще спад в американской экономике, и Обама вполне может «пролететь» на второй президентский срок. Найти внешнего врага и списать на него хоть часть проблем - обычный выход для политиков.

Но как ни крути, а недавнее решение конгресса США, грозящее Китаю экономическими санкциями и торговыми барьерами, если он не ревальвирует юань, идет явно поперек сложившейся торговой практики и нарушает если не букву, то дух ВТО и МВФ точно. Китайцы об этом заявили. А американцы в ответ подняли дымовую завесу о валютных войнах. Мол, не одни мы такие - у всех рыльце в пушку.

Между тем все остальные действуют исключительно в рамках сложившейся практики торгово-финансовых отношений. Например, Бразилия ввела, а затем подняла налог на приток капитала в страну. Конечно, для того чтобы ограничить приток валюты и укрепление бразильского реала. Это нормально, это уже разрешается. Этот налог фактически одобрен МВФ в его официальном докладе примерно годичной давности. Все остальные меры разных стран мира вообще находятся в рамках исключительно внутренней денежной политики, которая в компетенции их ЦБ или правительств.

Никаких особых валютных войн в мире сегодня нет (кроме американско-китайской). Впрочем, столь же верен и тезис о том, что валютные войны в мире ведутся постоянно.

С тех пор как мир отказался от золотого содержания валют и перешел от фиксированных курсов валют к плавающим. Этому событию в августе будущего года исполнится уже 40 лет.

Экономическая теория политики валютного курса проста. Если страна заинтересована в экономическом росте, если у нее есть проблема безработицы или недогруженных производственных мощностей - надо ослаблять свою валюту. Это стимулирует экспорт и импортозамещение, т. к. делает национальное производство более выгодным, чем иностранное.

Если проблемы безработицы в стране нет и она уже достаточно развита и богата - ее граждане могут стать еще богаче, если страна будет, наоборот, завышать курс национальной валюты. Это снизит стоимость импорта, увеличит покупательную способность населения, сдержит инфляцию. Вроде бы все вполне симметрично. Было. Проблема глобального экономического кризиса в том, что если раньше страны достаточно четко делились на эти две категории (с завышенными и заниженными курсами), то теперь во всех странах встала одна и та же проблема - снижения безработицы и стимулирование экономического роста. И все страны оказались заинтересованы в ослаблении своих валютных курсов. Кстати, Россия тоже.%%

В валютной войне выигрывает тот, кто первый ослабит свою валюту и будет ослаблять ее быстрее других (конечно, в разумных пределах). Выигрывает слабейшая валюта. Закон джунглей наоборот.

Противоречие тут простое:

1. Если страна ослабит свою валюту, она получает конкурентные преимущества за счет других стран.
2. Если все страны это сделают - не выиграет никто.

Если я встану в толпе на цыпочки - буду дальше видеть. Но если все вокруг встанут на цыпочки - всем будет только неудобно, и все.

Проблема гонки девальваций не нова - всем эта опасность была ясна заранее. Не случайно G7 на своих саммитах неоднократно упоминало вопрос о неиспользовании валютной политики для борьбы с кризисом. Лучшее, что можно сделать в этой ситуации, - обмануть простаков, кинуть лохов. Если понадобится - применить силу, чтобы достигнуть слабости.

Доллар в последнее время ослабевает - с 1,25 к евро уже упал до 1,4 (и это еще не предел). При этом США предъявляют претензии к Китаю, который вовсе не ослабляет свою валюту, а напрямую привязал ее к доллару (а если ослабляет к евро - так это падающий доллар виноват!). США требуют от Китая ревальвировать, усилить свою валюту к доллару. Именно в этой ситуации, когда США «встали на цыпочки» (ослабили свою валюту), вдруг началась компания «морального увещевания», что на цыпочки вставать никому нельзя. А Китаю так вообще надо присесть. Не правда ли, очень прагматичная (чтоб не сказать сильнее - лицемерная) позиция американского истеблишмента? Главное ведь тут - не дать другим сделать то же, что сделал сам. Разговоры о валютных войнах просто прикрывают американский национальный эгоизм.

Особняком тут стоит Россия. Стоит «как дурак с мытой шеей» - это выражение просто идеально подходит к ситуации. Пока все страны мира упражняются в ослаблении своих валютных курсов и устремляются вдогонку за падающим долларом, потому что им так выгодно, Россия не делает этого и даже укрепляет курс рубля.

Потому, что... А почему, собственно?

Огромный нефтяной экспорт превращает Россию в страну, страдающую «голландской болезнью» - когда колоссальный приток валюты от одного из видов полезных ископаемых угнетает всю остальную экономику через систему завышенного курса рубля.

Россия, являясь страной, заинтересованной в догоняющем развитии (а значит, в заниженном курсе), из-за «голландской болезни» оказывается в ряду уже развитых стран, завышающих свой курс. Выглядит это также смехотворно, как пятилетняя пигалица, примеряющая мамины туфли на шпильках. Смешно, и хорошо если ногу не подвернет.

Россия получает завышенный курс рубля до того, как станет достаточно богатой. Из этого ничего хорошего не получится - затруднение выхода из кризиса, замедление экономического роста, относительно высокая безработица (частично скрытая), низкая производительность...

Кроме того, Россия имеет менее очевидную проблему, но уже проявившую себя за этот год. Проблему динамики. Как только цены на нефть останавливаются, перестают расти - начинает резко сокращаться профицит торгового баланса страны и вопрос пары лет, чтобы он совсем исчез (это происходит из-за завышенного курса рубля, стимулирующего импорт). А тогда неминуем валютный кризис и девальвация, несмотря ни на какие валютные резервы. Потому что покрывать дефицит текущих счетов платежного баланса за счет валютного резерва - очевидно тупиковая политика, только разгоняющая падение курса и усиливающая валютный кризис.

Это как в сказке про Алису в стране чудес: надо бежать, чтобы остаться на месте. Так и России нужен постоянный рост цен на нефть, чтобы сохранять ту экономическую модель, которую выбрали наши Центробанк и правительство. Как только этот рост цен останавливается (а цены уже почти год стоят на месте) - валютные проблемы начинают догонять и «отоваривать по башке» с полной силой.

Есть ли способ борьбы с «голландской болезнью»? Конечно. ЦБР должен проводить активную валютную политику и быстро наращивать валютные резервы, скупая валюту с рынка и не давая расти курсу рубля. Потенциальные инфляционные последствия валютной эмиссии (ведь, покупая валюту, ЦБР тем самым эмитирует рубли) надо стерилизовать выпуском гособлигаций (заодно и решается проблема финансирования дефицита бюджета) и облигаций Банка России. Никаких безумных «резервных фондов»! Вот когда уровень жизни в России достигнет уровня развитых стран, а эти рынки (облигаций Минфина и ЦБР) будут достаточно велики - тогда Центробанк сможет выполнить свою заветную мечту и перейти к управлению инфляцией через управление процентной ставкой.

Пока же все его потуги изобразить из себя «большого» выглядят как все та же пигалица в маминых туфлях. Глупо, смешно и опасно. Либо как откровенный саботаж развития экономики России.

Самоустранение ЦБР от валютного регулирования (продемонстрированное, в частности, недавней отменой «валютного коридора») означает его самоустранение от лечения «голландской болезни».

Как будто он не понимает, что (1) завышенный курс рубля замедляет экономический рост и что (2), если цены на нефть не начнут вновь расти, уже через год-полтора Россия столкнется с новым валютным кризисом. Подарок будет аккурат к выборам Думы и президента. А если понимает - то почему ничего не делает?

России надо было бы ослабить свой рубль и смело в бой пойти в мировых валютных войнах. Открыть свой фронт борьбы. Увы, она этого не делает. А сами валютные войны - это лишь разговоры, обычная пропагандистская шумиха, прикрывающая интересы Демократической партии CША.

Алексей Михайлов - эксперт Центра экономических и политических исследований (ЭПИцентр)

Источник: Газета.ru

Просмотров: 1115

Подписка на новости
E-Mail: 
Обновить 

Рейтинг банков
"Активность пресс-службы банков"

на 20.09.2017
Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter